Смертоносные девы. Из Греции в Крым и обратно
Чёрное небо бархатным куполом раскинулось над древним театром Эпидавра, ряды сидений ярко освещены, по воздуху разносится аромат сосен и оживлённый гомон греков. Празднично одетые парочки, степенные дамы, юноши, девушки и целые семьи поднимаются по проходам и рассаживаются на мраморные скамьи. Некоторые достают заботливо прихваченные с собой подушки – чтобы сидеть мягче было. Наконец прожектора гаснут, освещена только сцена, на которую выходят Хор, Корифей и главные действующие лица.

Ифигения в Тавриде

Как и тысячи лет назад с первых до последних рядов разносятся экспрессивные греческие слова, сплетаются в монологи и диалоги, которым вторят стоны и восклицания Хора. Дают «Ифигению в Тавриде» Еврипида. Следуя за сюжетом, мысль переносится то в окрестности древнего Херсонеса (где, по всей видимости, разворачивалось действо), то в пригороды Афин, к храму Артемиды Вравронской (здесь сюжет трагедии заканчивается). Хотя началось всё неподалёку от театра – в Микенах, где правил брат Менелая Агамемнон. Когда войска ахейцев были готовы отправиться в поход на Трою, дабы вернуть Менелаю его беглую жену Елену Прекрасную, встречный ветер запер их корабли в гавани. Это богиня Артемида разгневалась на Агамемнона за то, что он убил её священную лань. В качестве искупления микенскому царю пришлось принести в жертву собственную дочь – Ифигению, которую Артемида незаметно подменила ланью буквально на алтаре. Саму же девушку богиня отправила в Тавриду, где та стала её жрицей. В античном театре Эпидавра перед спектаклем Неподалёку от Севастополя находится Херсонес – небольшой кусочек Греции. Колонны, античный театр, древняя мозаика… Шум волн, разбивающихся о берег, шершавая серая галька под ногами. Вблизи Байдарских скал на высоту 120 м вздымается древний вулканический массив – скала Ифигения. Говорят, что именно в окрестности Херсонеса перенесла богиня юную дочь Агамемнона – справлять ритуалы перед священной деревянной статуей и приносить в жертву всех чужеземцев, которые ступят на берег Чёрного моря. Трагедия Еврипида (единственная греческая трагедия с хорошим концом) рассказывает, как брата Ифигении Ореста и его друга Пилада схватили неподалёку от храма и привели к жрице. Узнав, что пленники родом из Микен, она решает одного пощадить, чтобы тот доставил письмо от неё на родину – к Оресту. Пилад вручает эпистолу другу, не утруждая себя дальней дорогой, прямо на глазах изумлённой Ифигении. Не желая приносить в жертву собственного брата, Ифигения совершает должностное преступление – она помогает Оресту выкрасть священную статую. Эту обязанность возложил на него Аполлон, чтобы богини мести Эринии оставили юношу в покое (они преследуют его, так как он убил свою мать Клитемнестру и её любовника Эгисфа за то, что они, в свою очередь, убили его отца Агамемона, едва тот вернулся с Троянской войны). Херсонес - кусочек Греции в Крыму Чтобы вывезти статую в Элладу, Ифигения объявляет, что её необходимо омыть в море, также как и чужестранцев, которых надлежит принести в жертву. Поскольку ритуал этот сакральный, присутствовать при нём никто не должен – таким образом жрица выгадывает достаточное количество времени, чтобы погрузиться вместе с братом, его другом и статуей на корабль и отправиться к родным берегам, по которым она тосковала более десяти лет. Поскольку происходит всё по воле Аполлона, боги не имеют ничего против подобного святотатства. Когда таврский царь Фоант, узнав об обмане, собирается вернуть беглецов, ему является Афина и рассказывает, что подобный поворот дел угоден богам – кровавых жертв больше не будет. Ифигения построит новый храм Артемиды во Вравроне и станет в нём первой жрицей – место священной статуи отныне там. Развалины храма, датируемого V в. до н. э., сохранились в пригороде Афин до наших дней. Желтоватые дорические колонны из мрамора позволяют представить себе, как святилище выглядело во времена своей славы, когда богине служили девочки-служительницы культа, их называли арктами (медведицами). По преданию, перед статуей Артемиды Таврической до крови секли прутьями мальчиков-подростков – отголоски первобытных жертвоприношений и ритуал инициации в одном флаконе. Увы, последние несколько лет храм закрыт на реконструкцию и, вероятнее всего, будет закрыт ещё долго – греки любят вести реставрационные работы десятилетиями. Храм Артемиды Вравронской неподалёку от Афин Что до суровой таврической богини Девы, о ней сохранилось очень много свидетельств. Судя по всему, её культ уходит корнями в самую глубокую древность, когда действительно ещё приносились человеческие жертвы, а богиня отвечала буквально за всё – была охотницей, воином-защитницей, покровительницей рожениц, хранительницей животного и растительного царств… Где и как она смыкается с более цивилизованной греческой Артемидой (которой, судя по всему, тоже поначалу приносили в жертву людей) – вопрос, который занимает учёных уже на протяжении многих лет. Многие считают, что поклонение Деве ведёт начало с времён матриархата, следы которого среди крымских легенд встречаются на удивление часто.

Где жили амазонки

Кто не слышал о прекрасных девах, владевших оружием и скакавших верхом почище воинов-мужчин? Если верить античным источникам, основное место их проживания было на Дону, откуда они и пошли по берегам Чёрного моря до Дуная, перевалили Кавказ и осели в богатой долине реки Фермодонт, заложив там город Фемискиру. По словам Диодора к этому моменту они успели завоевать часть земель Тавриды и Колхиды и добраться до Фригии. Именно в Фемискиру отправился Геракл, чтобы получить пояс царицы амазонок Ипполиты – эта деталь туалета делала воинственную даму непобедимой. Если бы не предательство одной из её подруг, Антиопы, герой не совершил бы этот подвиг. Девушка не ко времени влюбилась в Тесея, который был спутником Геракла в этом походе. Понимая, что в битве погибнут все воины Геракла, она ночью похитила пояс своей царицы и тайком принесла его в шатёр Тесея. Когда утром амазонки ринулись в бой, несмотря на всю их доблесть (Протея, например, убила семерых, прежде чем сама пала), они потерпели поражение. Антиопу Геракл подарил Тесею, и в Афинах тот на ней женился. Правда, добром это не кончилось – амазонки под предводительством Орифии, желая освободить подругу, отправились в поход и завязали очередное кровопролитное сражение, на этот раз с афинянами. Антиопа воевала бок о бок с мужем и была смертельно ранена копьём в грудь. После этого битва прекратилась, опечаленные амазонки помирились с безутешным Тесеем. Между прочим, некоторые исследователи полагают, что всё это происходило вовсе не в Афинах, а в городе Афинон, находившемся в окрестностях Судака. Амазонка, древнегреческая вазопись Любопытно, что амазонки зачастую изображаются на вазах в характерном для скифов наряде – плотном комбинезоне с нашитыми золотыми бляшками (непременный атрибут скифских погребений) и островерхой шапке с длинными наушниками. Кстати, в Причерноморье и Приазовье (на территории древней Скифии) археологи неоднократно находили женские погребения с оружием.

От матриархата к патриархату или кто в доме главный

Столовые горы Крыма названы так по своей форме – плоские вершины и впрямь похожи на великанские столы. Мягкие известковые породы, из которых состоят эти горы (их ещё называют куэстами) идеально поддаются обработке – неудивительно, что большинство пещерных городов возникли именно в недрах и на вершинах этих гор. Небольшой, конусообразной формы холм Тепе-Кермен (название городища так и переводится с тюркского «Холм-Город») поражает воображение богатством сохранившихся пещер. На небольшой площади (всего 1,3 га) находится более 250 искусственных помещений, по количеству их больше только на Эски-Кермене, но тот и сам значительно крупнее. Здесь есть двойной склеп, соединённый переходом-«дромосом», есть хозяйственные и оборонительные постройки, есть уникальный пещерный храм с крещальней… Вокруг – незасеенные поля, от которых поднимается дурманящий аромат душицы, чабреца и других медоносных растений. Сверху открывается вид на отдалённый Чатыр-Даг, сосновый лес и белоснежную дорогу, по которой трудно идти в солнечный день, настолько её цвет слепит глаза. Тепе-Кермен, пещерный город А напротив – длинный узкий клин Кыз-Кермена («Девичьего города»), значительно более крупного (площадью более 70 га), но не так хорошо сохранившегося городища. Впрочем, и здесь есть на что поглядеть – древняя лестница, три созданные руками человека пещеры, старинные тарапаны (виноградодавильни), развалины древних строений… Говорят, что некогда правила Кыз-Керменом Айше – как нетрудно догадаться, прекрасная. И была она решительной и воинственной, как мужчина; владела оружием, разбиралась в экономике и политике. А напротив, на Тепе-Кермене правил юноша (тоже, конечно, прекрасный). У неё глаза чёрные, у него – голубые; у неё волосы тёмные, у него – светлые. Как-то они встретились у источника в долине между горами и сразу повздорили из-за того, кому этот источник принадлежит. Пока ругались, успели друг в друга влюбиться. После чего немедленно начали спорить, кто к кому должен идти в крепость и кто кого берёт в супруги. Разошлись по домам, кипя от гнева и страсти, каждый непоколебимый в своём упрямстве. Дальше – то ли Айше велела построить мост и начала кидать вместе со своими людьми камни в обрыв, то ли мост возводили жители обоих городов по обоюдному согласию. Так или иначе, мост между Тепе-Керменом и Кыз-Керменом был благополучно построен. Вид на Кыз-Кермен с Тепе-Кермена И пошла Айше по мосту к тому, кого против воли полюбила. Он ждал её в воротах замка с вопросом: «Любишь, значит?» – «Люблю», – ответила гордая девушка. И заколола его кинжалом. Её после этого убила стража юноши, а мост разрушился – до сих пор в долине между горами можно увидеть огромные камни, из которых он когда-то был сложен. С течением времени женщины вполне покорились мужчинам, и сейчас о временах матриархата напоминают только мифы, да находки археологов. Но сама идея по-прежнему волнует души людей, и образ воинственной девы в наши дни, пожалуй, не менее привлекателен, чем тысячелетия назад, когда Ахилл застыл под стенами Трои, потрясённый красотой убитой им Пентесилеи. Ольга Ладыгина
Все страны > Культурный отдых > Знаменитые места > Смертоносные девы. Из Греции в Крым и обратно