Героические крымские девы
Судак – Сугдея – Солдайя… Безлесые, поросшие можжевельником горы – на жаре свежий смоляной запах становится дурманяще сильным. Бесконечно рассказывает о чём-то море – то тихим шелестящим шёпотом, то громовыми аккордами. Аккуратная набережная, по которой неспешно прогуливаются люди, и желтовато-коричневые зубчатые стены старинной генуэзской крепости, опоясывающей холм … Если поехать по шоссе вдоль моря, доберёшься до Алушты с её древней башней Алустон, возвышающейся среди современных домов. А ещё дальше, на полпути к Ялте, гордо поднимается над морем красавица Кастель, гора, скалы которой отливают красным – это оставили свой след древние лишайники. Впрочем, старые истории по-другому объясняют мрачноватый цвет Кастели.

Воительница Феодора

До XIV в. всё побережье от Судака до Балаклавы принадлежало Византии, пока не пришли генуэзцы, столетием раньше обосновавшиеся в Кафе (современной Феодосии). Историки не нашли доказательств того, что последней царевной Сугдеи, павшей при защите своей земли, была прекрасная Феодора, но и опровержения этому тоже нету. Девушка с малых лет предавалась вовсе не женским занятиям – она училась владеть мечом, стрелять из лука, скакать верхом… Компанию в тренировках ей составляли два брата-близнеца, которым она, как гласит молва, ни в чём не уступала, несмотря на свой пол. Ираклий и Константин были ей верными друзьями, пока пора невинного детства не прошла, положив начало сложностям в отношениях молодых людей. Надо сказать, что к Феодоре сваталось огромное количество женихов – богатых, знатных, молодых, красивых – на любой вкус. Однако она всем отказывала, ссылаясь на данный ею обет безбрачия. Видимо, претендентов на руку и сердце юной воительницы привлекало не только её царское положение – подтверждением тому служит история, которая привела к разрушению Сугдеи. Ираклий, павший жертвой красоты своей подруги детства, долго старался убедить её забыть об обете и ответить на его страсть. Однако то ли Феодора была холодна от природы, то ли и впрямь свято чтила принятые на себя обязательства, она на его уговоры не поддалась. Затаивший обиду отвергнутый поклонник отправился прямиком к генуэзцам в Кафу и пообещал им помочь захватить землю, на которую они давно зарились. В благодарность он просил одного – отдать ему в рабыни царевну. Генуэзцы оценили выгодное предложение и вскоре уже осадили крепость. Но Феодора не зря много лет посвятила воинским штудиям – под её умелым руководством население Сугдеи успешно сдерживало натиск завоевателей, даром что значительно уступало им числом. Верным помощником царевны был Константин, который, как и многие другие, был в неё влюблён, но в отличие от брата уважал обеты девушки, да и в целом обладал куда большей порядочностью и добротой. Горы в окрестностях Судака Поняв, что с наскока захватить замок не получится, Ираклий пошёл на хитрость – ночью по известному ему подземному ходу он прошёл за крепкие высокие стены города и открыл ворота генуэзцам. Защитники Сугдеи приняли его за Константина, а потому им и в голову не пришло как-то мешать его передвижениям по крепости, пока не стало слишком поздно. Город пал, но злодей вожделенную награду не получил – Феодора с Константином и небольшим отрядом воинов успели скрыться, отступив в Алустон. Разъярённый Ираклий поклялся, что не отступит от своего, и через пару дней с генуэзских галер уже высаживались воины, готовые осаждать очередную крепость. Защитники держали её, сколько могли, поливая врагов градом стрел, но когда в дело вступили осадные машины, стены начали рушиться. Пришлось горстке сугдейцев отступить на последние рубежи, укрывшись в крепости горы Кастель. Отвесные скалы, двойной пояс укреплений и единственная узкая тропинка, ведущая к вершине горы, на которой грозно возвышался замок, не сулили генуэзцам лёгкой добычи. Расчётливые захватчики решили положиться на время и голод, которые должны были положить конец сопротивлению людей Феодоры. Однако одержимый страстью и раздражением Ираклий ждать не хотел и снова проник в крепость, воспользовавшись сходством с братом. Оказавшись в стенах города, он зарезал и часовых, и Константина, не ко времени подвернувшегося ему под руку. После отправился на поиски Феодоры. Правда, когда она (также обманувшись на его счёт) спросила, что происходит, повёл он себя на редкость не психологично и возопил: «Враги в городе, я спасу тебя, ты моя!» Этой фразы оказалось достаточно, чтобы разоблачить обман, а мечом-то, как выяснилось, девушка владела лучше Ираклия. Обезглавленный предатель рухнул на землю, но было поздно – в открытые им ворота уже хлынул поток генуэзцев. Говорят, что красные потёки на горе Кастель – это следы кровавых рек, которые текли по её склонам, когда отважная Феодора с горсткой соратников до последнего вздоха сражалась с врагами. Генуэзская крепость и Девичья башня в Судаке

Девичья башня

Выразительные линии стен древней судакской крепости продолжают вертикаль скалы, круто обрывающейся в море. С другой стороны – полого спускающийся холм, который опоясывает вторая линия обороны, ниже – зелень травы, пара пасущихся коней, ещё ниже – шум и суета курортного города. Крепость построена в 212 г., но верхние укрепления, возможно, появились ещё раньше. Одно из самых выразительных мест – это дозорная башня, известная как Девичья, сломанным зубом венчающая самую высшую точку скалы. Легенда рассказывает о прекрасной дочери местного архонта, жившей в те времена, когда Судаком владели греки. Среди её многочисленных поклонников был Диофант, лучший полководец Митридата, и отец девушки был очень не прочь породниться с этим именитым мужем. Однако у красавицы уже был возлюбленный – как несложно догадаться, бедный, но прекрасный пастух, который никак не мог соответствовать требованиям правителя, который мыслил, скорее, как государственный муж, чем как нежный отец. Когда тайна раскрылась, разгневанный архонт поначалу просто кинул пастуха в подземелье. Однако любящие женщины, как известно, редко прислушиваются к мнению родителей, озабоченных вопросами социального статуса и финансовой стабильности, зато склонны к проявлениям героизма. Девушка нашла и освободила своего возлюбленного, и когда архонт зашёл к ней в комнату, пыталась выходить истерзанного юношу. Ссориться с дочкой отец не пожелал, вызвал лекарей, которые вылечили пастуха, и отправил его на корабле с миссией в Милет. Через год посланники должны были вернуться, и тогда при условии, что юноша не изменил своей возлюбленной, архонт давал добро на свадьбу. На самом же деле морякам было дано указание убить неугодного жениха, пока корабль будет в плаванье. Вид на море и судакскую крепость Девушка честно ждала год, но когда посланники прибыли домой, любимого она не увидела. Дочь архонта оделась в свои лучшие одежды, увенчала голову прекрасной диадемой и позвала истомлённого страстью полководца. Надо думать, что он и покровительствовавший ему архонт уже считали дело сделанным, в очередной раз недооценив упрямства влюблённой женщины. Красавица произнесла прочувствованную речь, из которой следовало, что она по-прежнему верит в незыблемость своей любви и что отдавать своё тело тому, к кому не лежит сердце, не намерена. И бросилась в море с самой высокой башни, поскольку любовь сильнее смерти. Надо сказать, что Девичья башня Судака – не единственное место, о котором рассказывают такую историю. Например, есть Кыз-Куле (в переводе с татарского та же «Девичья башня») на плато Топшан, неподалёку от Бахчисарая, оттуда по легенде тоже сбросилась прекрасная дева, потерявшая возлюбленного. Но что удивительно, крымские легенды рассказывают куда больше о воинственных, решительных девах, которые, скорее, зарежут мужчину, чем убьют себя. Об этом – в следующей статье. Ольга Ладыгина
Все страны > Культурный отдых > Знаменитые места > Героические крымские девы