Переезд в Каир
Сегодня я решила познакомить вас с очередным героем моих дауншифтинговых историй – с Мариной, которая живет в Египте. Я сама познакомилась с Мариной, когда жила несколько месяцев в Каире. Вообще в Египет уехало жить огромное количество русских людей, но большинство из них живет на египетских курортах – кто-то работает в туризме, кто-то замужем за египтянином, ну и отдельная категория тех, кто уехал в Египет ради дайвинга, виндсерфинга или кайтсерфинга. У Марины истории нетипичная – она живет в Каире, а не в Хургаде или Шарм-эль-Шейхе, она не приехала сюда в качестве египетской невесты или дайверши. В Каире она уже 3 года и у нее своя история. Имя: Марина Черная Местонахождение: Каир, Египет Откуда: Москва Возраст: 28 Срок дауншифтинга: 3 года Работа: няня До переезда в Египет Марина жила в Москве и работала бухгалтером. В Египет приезжала, как многие, в отпуск, здесь ей очень нравилось, но особого плана сюда переехать у нее никогда не была. Она приезжала на египетские курорты не раз, воспринимая это каждый раз как отдых от шумной Москвы. Она объездила все красноморское побережье, но никогда не выбиралась в Каир – как она вспоминает сейчас, ее всегда пугали местные водители и длинная поездка из красноморского курорта в Каир казалась ей очень опасной. Но после очередного отпуска в Египте она приняла решение, что в следующий раз обязательно должна доехать до сердца Египта – до Каира. Когда подошел очередной отпуск, она решила не ехать на море вообще, а сразу прилететь в Каир. В Каире она провела 7 прекрасных дней, город ей очень понравился, а на восьмой день, день возвращения в Москву, совершенно спонтанно решила остаться. Она не планировала это заранее, не обдумывала это решение мучительными неделями. В последний день она просто поняла, что не хочет возвращаться в Москву. И уже находясь в аэропорту, она развернулась и уехала обратно в Каир. Так и началась ее египетская история, которая длится уже третий год! Тот день, когда Марина приняла решение остаться в Каире, Марина помнит до сих пор: «Я приехала в Каир туристом, и так как мне давно уже нравился Египет, в последний момент, уже почти на регистрации на обратный рейс в Москву, я поняла, что не хочу лететь в Москву, я хочу остаться тут, в Каире. Принятие этого решения не заняло больше 5 минут, чему я и благодарна, так как если бы я думала долго, то никогда бы наверно не решилась.» Поскольку все произошло довольно неожиданно, Марина рассказывает, что в первые дни было очень трудно, особенно психологически. У нее не было четкого плана, что она тут будет делать, не было работы, не было жилья. Но зато у нее были русские друзья, которые помогли ей адаптироваться в новой стране. Первые несколько дней она жила у подруги, а потом переехала в местный хостел на улице Талат Харб. Марина говорит, что в те первые дни в голове крутилось только одно, что денег почти нет, билет домой уже не вернуть, и надо срочно искать работу. Она наконец ощутила, что по сути она одна в чужой стране – вот где началась паника. Но словно подтверждая то, что она приняла верное решение, ей постоянно везло: люди работавшие в хостеле оказались очень отзывчивыми, прониклись к ее беде и даже стали помогать искать ей работу, хоть кем и хоть куда, но проблема была в том, что у нее не было знаний арабского языка, а английский был на очень плохом уровне. Через какое-то время она поняла, что у нее осталось денег ровно на еще один день пребывания в Каире. И снова ей повезло: она наткнулась в интернете на объявление, что одной русской семье, проживающей в Египте, требуется няня. Так Марина нашла работу, а заодно, как она говорит, и вторую семью – вот уже третий год она работает няней в этой семье, живет с ними в одном большом доме в центре Каира и чувствует себя счастливой. Из всех историй переезда в чужую страну, что я рассказывала в своей колонке, более неожиданной и необычной истории, чем Маринина, еще не было. На вопрос, что именно руководило ею, когда она принимала такое неожиданное решение, Марина говорит, что в общем-то ни за чем-то особым она не рвалась, скорее ей двигала жажда приключений и какого-то авантюризма – рутинная московская жизнь ей наскучила и хотелось чего-то неизведанного и нового. Спустя три года Марина так ни разу и не пожалела о своем решении остаться в Египте: «Моя душа нашла себя тут. Я никогда не была карьеристом, меня всегда манили неизвестность и путешествия. А тут мне нравится то, что мне в Египте очень спокойно. В след за небыстрым египетским течением жизни ты чувствуешь себя на столько свободно и вальяжно, что просто не хочется этого менять на московскую гонку и постоянную конкуренцию. А еще как ни крути, Египет в общем-то достаточно легкая для жизни страна. Тут к иностранцам хорошее отношение, и они даже порой больше ценятся, чем египтяне.» Марина говорит чуть-чуть по-арабски – на уровне бытовых разговоров в такси, магазине и так далее. На вопрос, есть ли у нее друзья египтяне она рассказывает, что особо не старается быть в близких отношениях с египтянами и хотя ее молодой человек египтянин, на нем круг общения с египтянами заканчивается. Марина говорит, что даже родственники молодого человека знают о ней ровно то, что им необходимо знать, и не более. Близких подруг-египтянок у нее нет совсем, по ее опыту, им не совсем можно доверять, в них всегда есть нотка завистливости, c которой сложно смириться. Но в общем и целом египтяне как нация Марине нравятся. Ей нравится ощущение того, что в Египте жить неопасно. Египтяне всегда выручат в трудную минуту, и еще будут просто счастливы, что к ним обратились за помощью, и без разницы кто ты по национальности. Вспоминая про революцию, которая произошла в этом году, Марина говорит, что египтяне очень хорошо себя проявили. Их дом был круглосуточно под охраной, организованной добровольцами – теми, кто жил на той же улице. И так охранялась не только улица Марины, а каждая улица и дом в Египте. То есть в момент революции все сплотились и работали как единый механизм, защищая себя, своих соседей и свою страну. Марина говорит, что как раз во время революции египтяне сильно поднялись в ее глазах: до этого ей казалось, что они временами слишком неорганизованные, слишком нерасторопные и расслабленные, но революция показала, что если возникнет непростая ситуация египтяне способны «собраться» и сделать все, что необходимо. Марина о Египте: «Контраст между нищетой и богатством виден невооруженным взглядом: здесь тебе и шикарные высотные строения, и недостроенные «бумажные» лачуги. Трудно привыкнуть к детям, живущим под мостами, на фоне проезжающих иномарок. Все это плохо подчиняется логике, но они так привыкли, и если не меняется ничего, значит, им так удобно. И ведь очень просто критиковать этот народ, но как же сложно пытаться проникнуть в тот загадочный разум, в котором, скорее всего, все легко и просто и без особых проблем, — как будет, так и будет… Жить, как наблюдатель, в совершенно чужом мире намного интересней, чем жить в своем мире с повседневными ежедневными заботами. В Египте ты задумываешься о смысле жизни, когда на родине ты просто плывешь по течению, стараясь угнаться за временем. Каждому — свое, кому-то жить с карьерой красивей, а кому-то — просто жить. Здесь жить можно. Следовать их законам, уважая страну, где ты – иностранец. И никто не заставляет уподобляться всему, что тебя окружает, негативному и чуждому. Находиться тут как сторонний наблюдатель, не переставая удивляться их логике и подогревать любовь к Отчизне. Мы для них такие же непонятные инопланетные гости, как и они для нас....» Читать другие статьи колонки «Дауншифтинг вокруг света» Участвуй в конкурсе МОЯ ЛЕТНЯЯ ИСТОРИЯ и получи призы, которые помогут сохранить летнее настроение!